Публікації
 

Расхитители будущего
В борьбу прокуроров вмешались СБУ и Генеральная прокуратура

Александр Бурмагин

После пресс-конференции 4 февраля, на которой прокурор Новотроицкого района Херсонщины обвинил прокурора области и его первого зама в “крышевании” фирм, уничтожающих мелиоративную систему (статья Натальи Бимбирайте “Зізнання районного прокурора”, газета “Вгору” №6(124) от 10 февраля) из генеральной в областную прокуратуру прибыла группа проверяющих.


Фото Андрея Матросова
1116 металлических и чугунных труб на сотни тысяч гривень по приезду СБУшников оказались ничейными.

 

Тем временем в кабинет районного прокурора без его ведома и присутствия прибыли 4 сотрудника областной прокуратуры, провели “инвентаризацию”, изъяли уголовные дела и опечатали сейф. И в это же время на склады, где хранятся километры вырытых из полей мелиоративных труб, наведалась опергруппа управления СБУ…

Назад дороги нет
По утверждению Владимира Панькива, прокурор области Андрей Кузьменко и его первый зам Виктор Матвийчук покровительствуют группе лиц, вырывшей около 62 км (!) труб оросительной системы с полей Новотроицкого района. Районный прокурор запретил это делать – “область” отменила его запрет. Он выступил на сессии сельсовета по поводу “трубного вопроса” – его тут же привлекают к дисциплинарной ответственности и лишают премии (за 2004 год – дважды, последнее наказание он обжаловал в Генпрокуратуру, и его отменили – авт.). На коллегии в областной прокуратуре Владимир Алексеевич пытался рассказать коллегам о том, что творится в его районе, на что прокурор области Андрей Кузьменко предложил ему сесть на место, или же – выйти. Он ушел, собрал журналистов и рассказал: под опекой первого зама и прокурора области несколько фирм вырезают трубы из мелиоративных систем под видом “реконструкции”.

«Шмон» в прокурорском кабинете
В воскресенье по инициативе Херсонской ассоциации журналистов “Південь” корреспонденты четырех изданий побывали в кабинете у Владимира Панькива. Вот что он рассказал:
– 10-го февраля я созванивался с народным депутатом Григорием Омельченко и в этот же день отправил в Генпрокуратуру заказным письмом и по факсу свое обращение. 14-го февраля я уже был в Генпрокуратуре по приглашению отдела кадров. Зашел к первому заместителю Генерального прокурора Сергею Винокурову.
После разговора со мной он дал указание организовать группу из 4-х человек для проверки изложенных в обращении фактов. Тогда и начались “наскоки” на районную прокуратуру. Последний был в пятницу. Я в это время проходил обследование в херсонской больнице. Нежданно, без уведомления, появляются 4 сотрудника областной прокуратуры и устраивают “шмон”, хотя никто не имел права этого делать без меня – ведь я не отстранен от исполнения обязанностей, не уволен. К тому же, они зачем-то опечатали мой сейф, хотя это “опечатование” никакой юридической силы не имеет…”
Владимир Алексеевич в нашем присутствии сорвал печать №48 областной прокуратуры и продемонстрировал журналистам содержимое сейфа – кроме табельного пистолета, уголовных дел и прочих “рабочих” бумаг в нем ничего не было. Он недоумевает: зачем проверяющие прихватили с собой 4 уголовных дела, находившихся в производстве райпрокуратуры?!
- Я буду давать пояснения только на имя Генерального прокурора, - сказал Владимир Панькив. – После моей жалобы проверки областной прокуратуры не могут быть объективными.

Преступники или прокуроры?
Ответ на этот вопрос должны дать проверяющие из Генпрокуратуры, куда Владимир Панькив написал заявление о том, что в действиях руководителей прокуратуры Херсонской области имеется состав преступления, предусмотренный ч.2 ст. 364 Уголовного кодекса Украины: “Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия”.
- Что я имел в виду под тяжкими последствиями? Первое: освобождение из-под стражи участника организованной преступной группировки, у которого был изъят арсенал оружия: гранатомет, маски, автомат и патроны. Второе: в облпрокуратуре незаконно закрыли уголовное дело, возбужденное по материалам СБУ в отношении сотрудника правоохранительных органов, который занимался вымогательством. Третье: уничтожение мелиоративных систем. Группа фирмачей, которая вырезала трубы, заявляла многим руководителям из района: “Мы все вопросы решаем на уровне прокуратуры области. Вы для нас – никто”. Трубы шли как металлолом, а износ этих труб всего 15%, – рассказывает Владимир Панькив.
В своем заявлении он указал более 20 лиц, которые могут поведать проверяющим обстоятельства по указанным выше событиям. “Не позже 25-го февраля они (бригада Генпрокуратуры, работающая сейчас в Херсоне – авт.) должны принять решение: либо возбудить уголовное дело против Кузьменко, либо отказать. В случае непроведения полной и объективной проверки, я буду вынужден обращаться к Президенту Украины, председателю комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью Владимиру Стретовичу, председателю СБУ, а также в центральные средства массовой информации…”.

На манеже все те же
Об этой истории уже не один раз писали херсонские газеты. Речь об участковом инспекторе Каховского РО УМВД Олеге Мартыненко, который, изъяв у “трубного фирмача”, гражданина Армении пропавший комбайн (якобы купленный им в местном хозяйстве за 260 гривень), попал в немилость областной прокуратуры. Здесь события развивались с калейдоскопической скоростью: “В пятницу начальником следствия Каховского РО УМВД было возбуждено уголовное дело по факту кражи комбайнов, а в понедельник его затребовала областная прокуратура. Во вторник я его привез, и постановление о возбуждении было отменено областной прокуратурой. Оттуда же поступил звонок, что если мы возбудим уголовное дело, то в отношении руководства райотдела тоже будет возбуждено уголовное дело”.
Участковый, листая “комбайновое” уголовное дело, которое на данный момент закрыто, сказал, что путем фальсификации и служебного подлога из материалов дела в прокуратуре области исчезло постановление райпрокуратуры (он продемонстрировал его – авт.) и появилось два, но уже областной: “Они подогнали уголовное дело под свои действия”.

Судебные тяжбы провинции…
После того, как комбайн был изъят, “пострадавший” фирмач обратился с жалобой на райотдел милиции в Каховский суд – он требовал вернуть “его собственность”. Вот что по этому поводу рассказал участковый:
– Жалоба была составлена от фирмы, но рассмотрена судьей, как от физического лица. Ни в жалобе, ни в деле нет никаких признаков комбайна: ни номера, ни даты выпуска. Я его изъял как бесхозный. Получается, что право собственности жалобщика подтверждается только тем, что он сказал – он мой. Не было ни оценочной стоимости эксперта, ни разрешения налоговой на продажу – техника находилась в налоговом залоге”. Апелляционную жалобу инспектора на решение суда, признавшего действия инспектора незаконными и обязавшим милицию вернуть комбайн, судья Каховского суда впоследствии так и не отправит в Апелляционный суд…

…и уголовные дела против инспектора
Их возбудили после того, как участковый пожаловался на руководство областной прокуратуры в Генпрокуратуру. За что возбудили? За неисполнение решения суда, которое на момент появления уголовного дела даже не вступило в силу! И за превышение служебных полномочий, “повлекших тяжкие последствия” (от 7 до 10 лет лишения свободы) – это за изъятие комбайна, стоившего, как утверждает сам “потерпевший”, 260 гривень. С момента возбуждения этих уголовных дел минуло уже 4,5 месяца, а где они и что с ними, Олег Мартыненко не знает. Он подал жалобу на действия сотрудников облпрокуратуры в Комсомольский райсуд г. Херсона, но их представители трижды (!) не являлись на заседания.

Иск против государства в 257 тысяч
Подал, как вы думаете, кто? Гражданин Армении – “покупатель” задаром комбайна. Он подал иск в хозяйственный суд Херсонской области о взыскании с госбюджета ущерба, причиненного тем, что из-за действий милиции его комбайн не работал, и он “упустил выгоду” почти в 260 тысяч гривень. Первое заседание должно состоятся 2 марта.

И вот появилась СБУ
Появилась прямо на складах, где хранились вырытые и порезанные для “реконструкции” трубы. Странно, но трубы оказались – ничьи. Все, кто разорял район, хвалясь покровительством областной прокуратуры, вдруг исчезли. Подробности от пресс-группы управления СБУ в Херсонской области: “В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий был выявлен факт демонтажа оросительной системы Новотроицкого района. Проверкой установлено, что на территории ООО “Сфера” в городе Новая Каховка действительно находятся стальные и чугунные трубы большого диаметра, которые ранее использовались в оросительной системе. Опрос работников ООО “Сфера” собственника труб не выявил. Подобная ситуация сложилась и в селе Марьяновка Новотроицкого района, где на территории жилищно-коммунального хозяйства находятся такие же самые трубы, но в значительно большем количестве. Сотрудниками УСБУ наложен арест на 1116 труб – с целью их сохранения до выяснения обстоятельств”. Также редакции сообщили, что теперь сотрудники службы безопасности пытаются выяснить, кто и зачем километрами вырывал и резал трубы.

Областная прокуратура пока молчит
В пресс-службе прокуратуры Херсонской области сообщили: их комментарии журналисты смогут услышать после выводов, которые по результатам проверки сделает бригада из Генеральной прокуратуры.


Всі статті >>>