Публікації
 

Мэрия травит нас диоксином

Наталья Мельникова

В мае 2001 года в Херсоне впервые был отмечен печальный “юбилей” – 15 лет от начала возгорания городской свалки. Тогда несколько общественных организаций провели там акцию “Цивилизация мусора”. Надев марлевые повязки и респираторы, резиновые сапоги и рукавицы, свободные художники и дизайнеры создали скульптуры, архитектурные композиции из поломанных вещей, найденных на свалке. Здесь же юные артисты ставили спектакль, в котором жизнь, любовь, вечеринки и драмы происходили среди гор мусора. Инициаторы акции наглядно показали: если мы не решим проблему утилизации отходов, то наше будущее – цивилизация, в которой не только быт, но и культура, искусство будут создаваться на мусорниках. Было много публикаций и телепередач, было много обещаний чиновников исправить положение в ближайшем будущем… С тех пор миновало 4 года.


Фото Максима Соловьева
Больше всех от смрада и дыма страдают жители Таврических микрорайонов.

Рискну предположить, что не все херсонцы с одинаковой радостью ждут лета. Те из нас, кто живет в Таврическом и Шуменском микрорайонах, с наступлением тепла часто вынуждены наглухо задраивать окна, но и это не спасает от запахов, долетающих с городской свалки. Описать эту муку двумя словами невозможно: мало того, что сами отходы источают “ароматы”, но приходится вдыхать еще и зловонные продукты горения – пожары на свалке сейчас уже привычное явление. Горят бумага и тряпки, пластиковые бутылки и полиэтилен, выделяя при этом страшный яд – диоксин.
Свалка вплотную подобралась к городу. И в домах рядом с ней люди рождаются, живут, женятся и умирают среди этой жуткой ядовитой вони. Ею пропитаны одежда, волосы, пища… Удивительно: эти люди из года в год платят налоги на утилизацию мусора, но за их деньги власти их же и травят!
Страдают от свалки не только жители близлежащих районов. Частицы отходов вместе с продуктами горения и газами поднимаются в атмосферу, там смешиваются с влагой воздуха, а позже выпадают в виде “кислотных дождей” – с диоксином. Дожди размывают нечистоты, они просачиваюся под землю – до самых грунтовых вод, которые, как известно, через артезианские скважины поступают к нам в квартиры…
Городская свалка находится на берегу реки Веревчиной с 1968 года, это бывший карьер, в котором добывали ракушняк, площадь ее 30,8 гектара. Городские власти гордо именуют ее полигоном твердых бытовых отходов. По правилам, полигон – это гидроизолированный котлован, обвалованный 2-2,5 метрами земли, в котором каждый двухметровый слой мусора пересыпан слоем грунта или песка – чтобы со сточными водами в грунт не попадали вредные вещества.
На нашей свалке 15-метровая толща мусора – без какой-либо прослойки. А значит, горючие газы, образующиеся при разложении мусора, беспрепятственно смешиваются с кислородом воздуха и взрываются. Тогда и возникают возгорания.
Есть еще одна причина – намеренные поджоги.
На херсонской свалке ежедневно работают около 20 людей: как бомжи, так и обычные обустроенные люди… Кто-то собирает все, что можно сдать на переработку, кто-то – остатки продуктов для домашних животных. Как только начинает разгружаться очередной трактор, взрослые и дети бросаются к нему, чтобы выхватить “лучшее”…
Не так давно на свалке даже появился минимальный сервис – торговцы съестным приносят “копателям” обеды, чай, кофе. Все это съедается тут же, среди гор гниющего мусора…
Замначальника госуправления экоресурсов в Херсонской области Николай Бурлака считает: свалку поджигают работающие там люди – после пожара на пепелище легче находить металл. И делается это, по его мнению, не без ведома руководителей организации, эксплуатирующей свалку, – “Херсонавтокоммунсервис”. Эта частная фирма, как считает Николай Викторович, ни копейки собственных средств не вкладывает в свалку: воды и электричества там нет, а потому гасить пожары нечем. Каждый раз при возгорании вызывают пожарников, их визиты обходятся бюджету намного дороже, чем город получает налогов от частной фирмы, взявшей в аренду городскую свалку. Захоронение там кубометра мусора стоит 2,4 гривни. Из Херсона каждый день вывозится от 1,2 до 1,8 тысяч кубометров твердых бытовых отходов. Плюс доходы от сортировки и реализации вторсырья. Куда идут эти деньги? Только не на обустройство свалки…
Вокруг “полигона”, как грибы, растут стихийные свалки. Особенно много мусора вывозят на берег речки Веревчиной. Дожди смывают нечистоты в реку, они плывут в Кошевую, далее – в Днепр... Сейчас, по словам замначальника госуправления экоресурсов в Херсонской области Николая Бурлаки, в Веревчиной показатели содержания ионов в воде превышают предельно допустимые концентрации в 10-15 раз.
О строительстве завода по переработке отходов, который еще в прошлом году рекламировала мэрия, похоже, все уже забыли. Тогда речь шла о привлечении 20 миллионов долларов инвестиций для постройки завода на месте нынешней свалки, из мусора по американской технологии хотели получать щебень. Между тем, в Новой Каховке есть фирма, которая может построить по украинской технологии (за 25 миллионов гривень) мусороперерабатывающий завод другого типа – так называемое биодинамическое предприятие с использованием канадских червей, превращающих биомассу (отходы) в гумус. Но и для этого проекта инвестор тоже пока не найден.
Еще в 1998 году была принята программа “Экология-2005”, за 5 лет – с 2000 по 2005-й – предполагалось выделить из городского и областного бюджетов 820 тысяч гривень на реконструкцию старого и первичные работы для оборудования нового полигона. На самом деле было выделено 50 тысяч грн. Теперь уже мало кто помнит, как в предвыборную весну 2002 года тогда еще кандидат в мэры Владимир Сальдо страстно критиковал предыдущую команду горисполкома и клялся остановить наступление “мусорки” на город… Сейчас он гордится тем, что построил памятник Потемкину…
Свалка уже отработала отведенный ей срок, максимум через 2 года ее нужно закрыть. По словам Николая Бурлаки, закрыть свалку – не значит просто прекратить свозить туда отходы. Следует сделать рекультивацию – утрамбовать содержимое и выровнять поверхность свалки, засыпать ее грунтом и высадить деревья и кустарники. Кроме того, бывшую свалку придется охранять, ведь многим “кладоискателям” захочется покопаться в ее недрах. И тогда среди парка на бывшей свалке снова могут возникнуть пожары.
Госуправление экоресурсов уже обратилось к главе облгосадминистрации с письмом, в котором просит отвести участок для сооружения нового полигона твердых бытовых отходов.

От редакции.Что удивляет более всего, так это безмерное терпение херсонцев. Жители Симферополя, где схожая ситуация, собрали более 1600 подписей и потребовали от мэра Валерия Ермака прекратить сжигание бытовых отходов на городской свалке и перенести ее за пределы города: “Дальнейшее бездействие властей преступно, это становится геноцидом и может сравниться только с газовыми камерами немецких фашистов в годы Великой Отечественной войны”, – считают они. Копии открытого письма направили Главному санитарному врачу АРК и в Прокуратуру Крыма. Еще 20 тысяч жителей подписались за проведение референдума о закрытии свалки.
В Сумах полигон бытовых отходов закрыт 8-го мая. Нового полигона у города пока нет. Жители Верхней Сыроватки, рядом с которой находится свалка, обещают перекрыть трассу, если хоть одна машина появится на полигоне после его закрытия.
А что же херсонцы? В 2001 году во время акции “Цивилизация мусора” юристы Фонда милосердия и здоровья пытались объяснить людям, живущим возле дымящей свалки, что те имеют полное право жаловаться на городскую власть в суд и требовать компенсации морального вреда. Потому что ядовитые испарения и диоксиновый дым пагубно влияют на их здоровье, от этого ухудшается качество их жизни. Из-за разросшейся свалки их квартиры обесценились, люди фактически лишены возможности продать их и купить жилье в другом месте – кто захочет платить деньги за жизнь в газовой камере? Бездействие властей обрекло тысячи людей на страдания, и власти должны за это отвечать по закону. Еще в 2001 г. юристы Фонда милосердия и здоровья приглашали пострадавших в общественную приемную, предлагали бесплатно составить исковые заявления в суд, оказать юридическую помощь. В итоге в приемную пришли 2 пенсионера, пожаловались на жизнь и – ушли…
Так стоит ли удивляться, что Владимир Сальдо собирается баллотироваться в мэры на второй срок?


Всі статті >>>