Публікації
 

Архитектура Херсона:
«Чтобы было хорошо и красиво»?

Сергей Дяченко,
архитектор, сотрудник отдела истории Херсонского краеведческого музея

Долгожданное знакомство с личностью главного архитектора Херсона состоялось в №21 газеты Гривна (19-26 мая 2005). Там же представлены перспективы развития Херсона. Архитектура – самый ответственный вид искусства, её не спрячешь в фонды, в галереи, театры или арт-кафе, она всегда открыта и создает интерьер нашего общего дома, в котором нам жить и принимать гостей. Облик города – лицо херсонцев, а потому изменения привычной архитектурной среды не могут быть безразличны людям.


Компьютерная модель
Такой вариант “реконструкции” улицы Суворова был выставлен на суд общественности городским архитектором.


Фото из архива музея
Дом на улице Суворова, где жил Джон Говард. Снимок сделан в 60 гг. прошлого столетия. Сейчас на этом месте – лестница.

О словах
Сложилось впечатление, что за умелым манипулированием красивыми словами сквозят личные интересы Григория Николаевича Ходина и, может быть, глубокое непонимание проблемы. Ведь, к примеру, реконструкция улицы Суворова, которая уже превратилась в долголетнюю шумную “комсомольскую” стройку, по сути, свелась к мелочному благоустройству, замене скамеек, плитки и фонарей, которые и без реконструкции должны быть, и не только на Суворова, а по всему городу. Сама же застройка улицы Суворова по-прежнему теряет привлекательность, идут под бульдозер последние памятники истории. Улица становится художественно неинтересной.
Частое употребление терминов “реконструкция”, “реставрация” и “современная архитектура” вводит людей в заблуждение. Когда речь идёт об удачных реконструкциях в Херсоне, что имеется в виду? Реконструкция в прямом смысле слова, с горем пополам была проведена пока лишь на одном значимом объекте – здании “Брокбизнесбанка” (бывшее Дворянское собрание). В то же время перестройку здания Национального банка на ул. Перекопской можно назвать откровенным нарушением закона по охране памятников, так как облик памятника был изменён. “Реконструкция” Успенского собора осуществляется по проекту, в котором был взят за основу неудачный и неутверждённый вариант перестройки собора середины XIX века. И мы не увидим, как на самом деле выглядел Успенский собор до революции, как, кажется, уже не увидим, каким был католический костёл (здание бывшего кинотеатра Павлика Морозова), работы по сомнительному “воссозданию” которого тоже начались.
Заглянем в словарь архитектурных терминов. “Реконструкция” – восстановление, воссоздание чего-нибудь из остатков, описей, которые сохранились. Важно помнить, что улица Суворова находится в центре охранной зоны исторического центра Херсона. Если даже опустить непризнанную городскими властями “охранную зону”, то не признание значения исторического центра является не менее откровенным преступлением. Почти каждое здание на улице Суворова состоит на учёте как памятник архитектуры или как памятник истории. Но здесь применяется следующая уловка. Нам говорят, что жалкие халупы улицы Суворова не заслуживают права на существование. Первоначальный облик зданий на Суворова, действительно, зачастую утрачен, и многие даже не подозревают, что убогие, грубо оштукатуренные, с нивелированной деталировкой карнизов, наличников, филёнок и лопаток здания, крытые замшелым шифером и лишённые оригинальной металлопластики, первоначально выглядели совсем иначе. В Украине с первых лет независимости укоренилась практика физического доведения памятников архитектуры до ветхого состояния, до утраты функциональности, до морального старения. Это позволяло освобождать ценные участки в центре города для нового строительства и экономить значительные средства на реставрации памятников.

О современном
Что же вообще подразумевается у нас под “современной архитектурой”, приходящей на смену старой, а буквально – на её место? И существует ли современная архитектура в Украине? В лучшем случае, под этим понятием у нас подразумеваются постмодернистские направления в русле арт-деко европейской и американской архитектуры 60-70 годов прошлого века.
Они сейчас в Киеве почему-то чрезвычайно популярны, несмотря на несравнимо более низкий уровень архитектурно-художественной идеи. В нашем же случае с площадью перед театром представлена ещё более жалкая пародия. В книгах по современной архитектуре за весь ХХ век подобные образчики просто не приводятся. Зато в Херсоне это порочное псевдобарокко именуется “новой и прогрессивной архитектурой”. По словам главного архитектора города: “Чтобы было хорошо и красиво”.
Специалисты Гипрограда уже лет одиннадцать противятся застройке театральной лестницы. В 1975 году ради “раскрытия” театра с главной улицы (Суворова) был уничтожен ценнейший квартал исторической застройки, в котором были одно-четырёхэтажные (!) здания, среди которых – мемориальный дом Джона Говарда, караимская кенаса, дом губернатора… Глядя на убогий проект застройки, задаешься вопросом: ради чего он был уничтожен? Если уж реконструировать этот квартал, то его нужно либо восстановить “один к одному”, как это делается в Европе, либо пойти на принципиально новое современное и достойное решение, чтобы хоть как-то оправдать перед потомками ошибку 70-х годов. Но – не уродовать!

О традициях
Замечательно, что архитектор в проекте даже не пытается связать своё “подражание” с исторической застройкой Херсона. Местные архитектурные особенности или традиции меньше всего основываются на каких либо деталях и стилях. Значение имеют соотношение плоскостей стен и проёмов, вынос карнизов и крыш, конфигурация и уклон кровли. Это связано с количеством солнечных дней в году, средними температурами, влажностью, направлением и силой ветра, количеством осадков, местными строительными материалами, природными красителями, в конце концов, и многими другими особенностями нашей территории. Поэтому Херсон не похож на Таллин или Москву. Даже во времена господствовавшего классицизма архитекторы адаптировали стиль к Югу. Теперь же при всех возможностях и знаниях никакой привязки к местным особенностям не делается.
В предложенном проекте удивляет все: и неграмотное пропорционирование, и спорно формальное объёмно-планировочное решение. Почему массивный и монументальный театр – главный композиционный объект, на котором “завязан” этот торговый пассаж, – теряется в лесу дробных и “хлипких” архитектурных изяществ “прохода”? Странно даже говорить о том, что второстепенное должно быть подчинено главному. Впрочем, если главное у нас “рынок”, то логично, что в приоритетах ценностей театр теряется за горизонтом…

О будущем
Пугает заявление о продолжении “реконструкции” улицы Суворова. На очереди, оказывается, кварталы в продолжение “ансамбля” до улицы Октябрьской Революции, где уже поджидает достойных соседей не менее пародийная “Ланда”.
Предварительный эскиз реконструкции участка набережной в районе парка Славы, похоже, также был выполнен в ночь перед публикацией. Опять-таки, загадочен смысл проведения такой реконструкции. Откровенно глупыми дополнениями начисто перечёркивается предыдущее решение, к сожалению, в своё время не доведенное до конца. Многоэтажное круглое в плане здание перед фасадом Областной научной библиотеки разрушает удачное соподчинение прямоугольного объёма здания библиотеки и колонны “Славы”. “Закрывая” библиотеку, да и вообще, находясь рядом с мемориальным комплексом, эта цилиндрическая высотка превращает триумфальную колонну в фонарный столб, и занимает главенствующее положение на сотни метров вокруг. Это действительно надо? Устройство полукруглого амфитеатра логично на этом рельефе, но как насчёт его шумно-развлекательной функции среди торжественно спокойного мемориала?
Порадовало признание главного архитектора в невозможности реализации Генплана, о чём мы и сами говорили ранее. Оказывается, даже в таком пустяке, как застройка пустыря на площади “40-летия Победы” (в народе – “Трёх штыков”) ничего нельзя сделать, потому что пустырь распродан. О какой реконструкции исторического центра тогда можно говорить? Главный архитектор признаёт, что заказчик может влиять на изменение уже утверждённого проекта. Кто тогда должен следить за этим? Многочисленные нарушения в правилах застройки списываются на грехи старой власти. Почему эти грехи “списываются”, а не наказываются судом и тюрьмой, наконец?
Обнадёживает обещание всестороннего информирования горожан о планах по реконструкции кварталов старой застройки. Но при этом памятник национального значения “пороховой погреб” в парке Ленинского Комсомола втихую сносится без предупреждения и без зазрения совести...


Всі статті >>>