Публікації
 

На ХБК приехала Валентина Семенюк

Александр Бурмагин

Наверняка глава Фонда госимущества Валентина Семенюк знала и о многомесячной невыплате заработной платы текстильщикам, и об оставшихся без пенсии рабочих, и о том, что объемы работ на предприятии упали до минимума, и о демонтаже и продаже оборудования, и о попытках “инвестора” умыкнуть большинство активов ОАО “ХБК” путем их перевода в ЗАО… И вот в минувший вторник она приехала специально для того, чтобы своими глазами посмотреть на состояние дел на ХБК и своими ушами услышать о проблемах рабочих. И – принять решение: возвращать комбинат в государственную собственность, или оставить инвестору.


Фото Максима Соловьева
Рабочие ХБК ждут от власти оперативных, неподкупных и открытых действий. Только так пережившее несколько “дерибанов” предприятие еще можно вернуть к жизни.

Кто о чем мозговал
Позиция рабочих однозначна – комбинат нужно вернуть государству, пока еще есть что возвращать. Они, уже не надеясь на своих руководителей, обращаются во все возможные инстанции вплоть до Президента, надеясь, что хоть кто-то услышит их мольбы. Тем более, что в список на реприватизацию стратегически важных для страны объектов ХБК попал в первую тридцатку.
К визиту главы Фонда госимущества наверняка готовился и Александр Крапива – представитель так называемого инвестора ХБК, купившего при сомнительных обстоятельствах полтора года назад у государства 51,6% акций.

Приезд главы ФГИ
Херсон встретил Валентину Петровну дождем и митингом рабочих ХБК. Около админздания комбината на площади 50-летия СССР собрались порядка двухсот людей с плакатами. Обступив ее со всех сторон, промокшие текстильщики все разом рассказывали о наболевшем. Глава Фонда пообещала разобраться в ситуации и вечером сообщить трудовому коллективу о решении. И в сопровождении губернатора Бориса Силенкова и мэра Херсона Владимира Сальдо ушла на территорию комбината разбираться…
Работники ждали развязки с 13, а кто и с 11 утра до шести вечера. Затем собрались в зале административного корпуса на 8-м этаже…Им постоянно сообщали: вот-вот, подождите минут 10, еще 20…

А Валентине Петровне инвестор нравится
Рабочих интересовали 2 вопроса: что делать, и кто виноват? Увы! – На вопрос, кто виноват, от главы Фонда госимущества ответа не последовало. Она больше говорила о том, что все вопросы надо решать исключительно в правовом поле. (Интересно, кому могло прийти в голову играть на другом – не правовом – поле? Рабочим, или власти? Может – инвестору? Кого уговаривала товарищ Семенюк насчет правового поля?). Еще она говорила, что ХБК продали при другой власти, а теперь она это все расхлебывает, что это все – нелегко. Из ее жалобного выступления можно было сделать вывод: она потому приехала тогда, когда на ХБК стало уже совсем “плохо”, что сами рабочие “ушами прохлопали”. То есть, по ее словам получалось, что сигналов наверх было как бы маловато. Ну, не беспокоились о себе трудяги, и все тут! Кто ж им теперь виноват?! Изложив вкратце свой героический вклад в борьбу за госимущество, Валентина Петровна сказала волшебные слова: “Мы приняли решения”.

ХБК государству не вернут
Пока Валентина Петровна изо всех сил пыталась “подсластить” пилюлю (судя по всему, заготовленную еще в Киеве, в верхних эшелонах власти и на которую все ужасы разрушения ХБК, воочию увиденные Валентиной Петровной, никак повлиять не могли). Роль “подсластителей” пилюли призваны были сыграть следующие решения главы ФГИУ: на ХБК проведут полномасштабную аудиторскую проверку, как говорится: “сверху – донизу”. Фирму, которая будет проверять, что происходило на предприятии в 2005-м году, выберут на конкурсной основе. Объекты социальной сферы (общежития и пр.) передадут в коммунальную собственность города. До 21-го января следующего года должен быть составлен и утвержден график погашения задолженности по выплате заработной платы, которая на сегодня достигла более 2-х миллионнов гривень (интересно, Валентина Петровна выясняла в который раз такой график составляется и не выполняется?). К договору купли-продажи акций ХБК (который был составлен так размыто, что инвестор может как бы что-то делать, но может и ничего не делать) будет принято дополнение с конкретными инвестобязательствами и с календарным планом их исполнения. И будет создана многосторонняя рабочая группа – местная власть, ФГИ, инвестор, руководство предприятия – для разработки и внедрения плана реструктуризации комбината. И еще Валентина Петровна пообещала ввести мораторий на вывоз какого-либо оборудования за пределы ХБК (товарищ Семенюк будто и слыхом не слыхивала, что для Александра Крапивы и К до сих пор даже и решения суда были не указ, что уж говорить о ее мораториях…).

Спектакль «от Президиума»
А затем Валентина Петровна передала слово сидящим в президиуме. Губернатору, судя по выступлению, очень понравилось слово “компромисс”. Он подчеркнул, что вот он обещал главу ФГИ, и – она здесь. И ей тоже нравится компромисс. Главное – чтоб людям зарплату платили (а налоги в Пенсионный и ДПА? А в бюджет? А сохранить ХБК, не допустить разрушения – не главное? А еще неделю тому у Бориса Витальевича была такая четкая и понятная текстильщикам позиция: чтобы спасти комбинат, его нужно забрать у “инвестора” и вернуть государству…).
Когда слово взял Александр Крапива, по залу прокатился возмущенный ропот. Александр Ананьевич начал с предъявления претензий власти: мол, я вот купил, я вот взялся, а мне не дают. Перечислил, кто не дает: кредиторы и суды, куда обращаются кредиторы. Постоянные аресты имущества из-за претензий кредиторов – стержень зла для комбината. Когда он продолжил свою речь цифрами, зал опять возмутился: “Сколько можно, это неправда, он все врет!”… “Аудит проверит”, – парировал Александр Крапива и в конце заверил, что желает ХБК и его рабочим “всего хорошего”.
Когда Валентина Петровна, которой постоянно приходилось утихомиривать возмущенных рабочих, сказала, что вот сейчас будет говорить профсоюз, зал снова взорвался: “Да какой это профсоюз! Он только на бумаге существует!”. И только после внушения главы ФГИ, что “надо жить дружно”, люди дослушали невнятную речь профсоюзного “лидера”.
Лишь один человек “из Президиума” самоустранился от публичного выступления – это был председатель правления ХБК господин Боев. Все это время он усиленно перебирал четки, перекидываясь фразами с сидящим рядом губернатором. Но его четки забегали еще быстрее, когда к трибуне подошел Сергей Рыбачок и заявил, что именно он – легитимный и законный председатель правления ОАО “ХБК”.

Страшная аналогия
Сергей Рыбачок, ссылаясь на решение суда о восстановлении его в должности, предъявил претензии к представителю инвестора Александру Крапиве: как он может жаловаться на суды, когда ни он сам, ни его менеджеры не выполняют решение суда и не допускают Сергея Рыбачка к выполнению обязанностей? Также председатель правления Сергей Рыбачок рассказал о судьбе текстильного предприятия на Волыни (откуда “инвестор” родом – авт.), очень похожем на ХБК, прямо как близнец. По его словам, то предприятие – ОАО “Волынский шелковый комбинат” – на сегодня уничтожено. Его активы были переведены в частную структуру (ЗАО), где один из учредителей – Александр Крапива. А рабочие (они же акционеры) и государство (тоже акционер) остались “с носом”. Долги возвращать не из чего, а бывшие площади текстильного предприятия сейчас сдаются в аренду “под склады”. Информацию об этом Сергей Рыбачок привселюдно передал Валентине Семенюк в руки…На основании этого Сергей Анатольевич утверждал, что ничего хорошего от господина Крапивы ждать не приходится, и выступил от имени коллектива (который несколько раз поддерживал его выступление аплодисментами) с просьбой вернуть-таки предприятие в госсобственность, чтобы исключить возможность разорения.
После Сергея Рыбачка выступили критики его деятельности в бытность председателем правления ХБК в 2002-2004 г.г. Их обвинения сводились к тому, что он тоже говорил и тоже обещал, а мало чего сделал.

«Почему» и «если» без ответа
И все же, даже после всех обещаний Валентины Семенюк устроить инвестору “жесткий компромисс”, несколько главных вопросов так и остались “висеть”. Если проблемы ХБК были давно известны, почему власть кинулась решать их так поздно? Почему так красочно изложенный Валентиной Петровной “жесткий компромисс” не был введен гораздо раньше? Что будет, если инвестор (в который раз!) не сделает того, что пообещал? Что будет, если поменяется власть в ФГИ? Ведь не секрет, что среди заместителей Валентины Петровны есть те, кто лоббирует интересы Александры Крапивы. И в Минпромполитики, похоже, их тоже достаточно… Эти и другие “если” на самом деле подсказывают, что до следующего – февральского приезда Валентины Семенюк может опять что-то случиться на ХБК. Ведь инвестор получил отсрочку и может теперь ее использовать как во благо предприятию, так и во вред. И что будет делать ФГИУ, если…?
Пожелаем же текстильщикам перед Новым годом выплаты хотя бы части заработанных денег, которых они на протяжении всей встречи требовали от “инвестора”…


Всі статті >>>