Публікації
 

Главный архитектор Пупкин?

Инна Кондратьева

На территории Херсонского Национального Технического Университета (далее ХНТУ) Днепровский райотдел милиции строит изолятор временного содержания. По поручению редакции я позвонила в управление архитектуры и градостроительства г. Херсона, по телефону 26-45-39, чтобы узнать, кто разрешил это строительство. На мои вопросы отвечал голос, очень похожий на голос главного архитектора города Григория Николаевича Ходина.

– Григорий Николаевич?
– Да.
– Здравствуйте. Вас беспокоит журналист газеты “Вгору” Кондратьева. Я хотела бы получить от вас информацию о строительстве СИЗО на территории ХНТУ.
– Вы хотите информацию? У нас ваших запросов лежит штук пять, по-моему. Напишите еще один – шестой.
– Понимаете, по Закону Украины я имею право получить информацию еще и по телефону.
– Да? Давайте, приходите с законом, вместе почитаем.
– Но в соответствии с Законом Украины “Об информации” ст.43, я имею право получить информацию, как угодно.
– Так мне с Вами говорить не о чем. Я не знаю, кто Вы. Вы не знаете, кто я. Моя фамилия – Пупкин Иван Иванович.
– Как это? Я Вас спросила: “Вы – Григорий Николаевич?”. Вы ответили: “да”.
– Когда?
– В начале нашего телефонного разговора.
– Не знаю, может, это кто- то другой сказал.
– В Законе Украины “Об информации” написано, что я могу получить информацию от Вас по телефону.
– Ну, цитируйте, давайте.
– “Учасники інформаційних відносин мають право одержувати, використовувати, поширювати та зберігати інформацію в будь-якій формі з використанням будь-яких засобів”.
– Дальше читайте.
– “Кожен учасник інформаційних відносин для забезпечення його прав, свобод і законних інтересів має право на одержання інформації про:... діяльність органів місцевого і регіонального самоврядування та місцевої адміністрації”.
– Ну, дальше.
– Что дальше?
– Дальше читайте.
– Вполне, мне кажется, этого достаточно.
– Как достаточно?
– Не хочу читать Вам курс права. Вы знаете про строительство СИЗО на территории ХНТУ?
– Какая территория технического университета?
– Херсонского Национального Технического Университета.
– Где он расположен? По какому адресу? Вы хоть понимаете, про что Вы спрашиваете? Вы хоть и называете себя журналистом, но ведете себя, как обыкновенная бабушка, которая сидит под подъездом. Это не информационный запрос.
– Информацию я могу получить и по телефону – в соответствии с законом Украины.
– Получайте.
– Так предоставьте ее, пожалуйста.
– Получайте. Какую информацию?
– Строительство СИЗО, оно продолжается?
– Какое СИЗО?
– Следственный изолятор.
– Какой следственный изолятор? Где? По какому адресу?
– Бериславское шоссе, 24.
– Что такое Бериславское шоссе 24? Там нет СИЗО.
– Еще нет, там идет строительство.
– На улице Бериславское шоссе, 24 СИЗО не располагается. О каком строительстве идет речь? Вы назвали адрес технического университета.
– Да, это действительно адрес ХНТУ. И по этому адресу СИЗО нет, но там идет строительство.
– На территории технического университета располагается технический университет.
– Там идет строительство.
– Вы это видели?
– Да, я это видела.
– И Вы видели территорию технического университета?
– Да, видела.
– Которая ограждена забором?
– О проблеме строительства СИЗО писали все газеты, об этом говорил ректор университета.
– Какие газеты, какой ректор? Кто и что говорил, это не информация. Одна баба кому-то сказала – это не тот подход.
– Поэтому я к Вам и звоню.
– Я Вам говорю: на территории технического университета, Бериславское шоссе, 24, СИЗО не строится. Я ясно сказал?
– А возле территории ХНТУ?
– Возле территории ХНТУ довольно большая полоса, что там строится, я Вам сказать не могу. Возле какого именно коттеджа, с какого угла и возле какого дерева? Девушка, Вы спрашиваете вещи, которые даже не можете сформулировать, как следует. На журналиста Вы не тянете.
– Это решать не Вам.
– Скажите точный адрес, а лучше всего, напишите письменный запрос.
– Но вы сказали, что у Вас уже пять наших запросов.
– А мы на них готовим ответы в соответствии с Законом Украины “Об информации”.
– ХНТУ писал запрос и ждет ответа более трех месяцев. Вы не против, если я изложу наш разговор в статье?
– Ну, видите, а какой наш с вами разговор? О чем?
– То есть, Вы хотите сказать, что я с Вами не говорила?
– Конечно, мы с Вами не говорили. Вы меня спрашивали ни о чем.
– Существует информация, что мэр Сальдо отозвал свою подпись, без которой строительство вообще не может проходить.
– Спросите у Сальдо. Дело в том, что он передо мной не отчитывается. Где подпись? В каком месте эта подпись была? Под каким документом? И что в нем написано?
– Он отозвал решение городской сессии о строительстве СИЗО возле территории ХНТУ.
– Какой сессии городской? Что такое городская сессия?
– Мне еще Вам рассказывать, что такое городская сессия?
– Нет. Вы просто говорите вещи, которых не существует в природе. Нет такого понятия - городская сессия.
– Сессия городского совета.
– Сессия городского совета не дает разрешение на строительство.
– Спасибо. Буду знать.
– У Вас такая информация, где Вы ее берете? Такое впечатление, что на рынке или на вокзале.
– Поэтому я и звоню, чтобы ее уточнить.
– А, так Вы нашли способ, как по-быстренькому информацию проверить? Чтоб ножки не утруждать, никуда не ходить. Взять, по телефону позвонить и узнать.
– Такой способ получения информации прописан в законе.
– Там прописано совершенно другое, я не участник информационного процесса. Я работник местного самоуправления.
– Скажите, пожалуйста, с кем я имела честь говорить? Вы уже два раза меняли свое имя.
– А вот с этим разным именем Вы и говорили, журналист Кондратьева.
– Я-то знаю, кто я. А кто Вы?
– Я – Кондратьев.
– Вы Кондратьев?
– Да.


Всі статті >>>