Публікації
 

Апогей цинизма, или «Спрут» по-херсонски

Александр Тарасов

Чем отличается мафия на Сицилии от мафии в Херсоне? На Сицилии вы можете искать защиту хотя бы у могущественного дона, неуклонно чтящего традиции и строго пресекающего “беспредел”. В Херсоне дона нет, есть беспредельщики в чиновничьих креслах, и их “беспредел” поощряется всеми силами отечественной мафии – снизу доверху.

Не так давно газета “Вгору” писала о смерти парня, многократно получающего травмы (по версии врачей самостоятельно – авт.) в Херсонской областной психиатрической больнице (статьи “Инквизиция может отдыхать!” и “Не страшно ли прокурорам?”). Мы рассказывали о не выезжающих на вызов милиционерах, о судебно-медицинских экспертах, не вносящих в акты освидетельствования пострадавшего все следы побоев. Мы рассказывали о покровительстве “психушки” начальником облздрава Михаилом Брагаром и прокурорами. И о том, как у двадцатилетнего парня Димы во время пребывания в психбольнице таинственным образом исчезла почка. И о странном его лечении в больнице Комсомольского района им. А и О. Тропиных, после которого молодой человек скончался (врачи утверждают, что лечение оказывалось в полном объеме и правильно – авт.).
После многократных безрезультатных жалоб в прокуратуру Комсомольского района г.Херсона и в облздрав, мать Димы отправилась на личный прием к начальнику областного УМВД в Херсонской области Михаилу Ясельскому. И вместе с публикациями газеты “Вгору” вручила ему письменное заявление с требованием возбудить по фактам, обнародованным в газете, уголовное дело в отношении должностных лиц психиатрической больницы. По словам матери Димы, милицейский шеф, ознакомившись со статьями “Вгору”, был очень удивлен жестокостью, совершаемой в психбольнице, а также тем, что Суворовский РОВД отказал в возбуждении уголовного дела. Михаил Иванович заверил Ольгу Ивановну, что о публикациях ему ранее ничего не было известно (интересно, чем же занимается его пресс-служба?). И пообещал во всем разобраться, а также проверить обоснованность отказа Суворовского РОВД в возбуждении уголовного дела.
Прошло немного времени, и Ольге Ивановне из УМВД пришел ответ: мол, факты подтвердились частично (какие именно, не уточнялось), и материалы предварительного следствия, проводившегося Суворовским РОВД, направлены для проверки в прокуратуру Суворовского района. А еще спустя пару недель зам областного прокурора сообщил матери Димы, что Суворовский РОВД отказал ей правильно.
Почему “удивленный жестокостью” Михаил Ясельський не дал команду возбудить уголовное дело, хотя бы, по вновь открывшимся обстоятельствам? Ведь в статьях опубликовано множество признаков преступлений: систематические травмы; непредоставлении информации о болезни и лечении (что из лекарств и как давали); невнесение судмедэкспертом в акт освидетельствования перелома носовой перегородки, разбитой губы, ссадин, ушиба головы.
Милицейские следователи под личным контролем Михаила Ясельского лишь отобрали объяснения у работников психиатрического ведомства. На том, фактически, все и закончилось. Дальше милиция перенаправила материалы дела в прокуратуру, где их и “похоронили”. Ольга Ивановна отправила жалобу в МВД. Прошло уже более полутора месяцев, а ответа до сих пор нет.
Ольга Ивановна с группой других потерпевших от правового “беспредела” на Херсонщине пыталась добиться приема у заместителя Генпрокурора – увы, безуспешно. Прибывшую в Киев делегацию херсонцев соизволил принять только куратор Херсонской области в Генеральной прокуратуре. И, выслушав все ужасы, куратор “спустил” жалобу матери погибшего в … Херсонскую областную прокуратуру. Тем самым людям, по чьей вине “исчезли” из уголовного дела фотографии избитого Димы, переданные заместителю областного прокурора Андрею Кузьменко. Из областной прокуратуры жалобу “спустили” в Суворовскую районную, из Суворовской “перекинули” в Комсомольскую – тем людям, на чьи действия жаловалась Ольга Ивановна.
Но апогеем цинизма стал акт вскрытия и гистологической экспертизы тела Димы. Напомню: мать, не доверяя херсонским экспертам, настояла, чтобы вскрытие сделали в другом городе. Она намеревалась присутствовать при этом и пригласила автора этих строк. Но тамошний эксперт, вначале очень корректный, после краткого телефонного разговора с Херсоном просто выставил всех нас за дверь. Каково же было наше удивление, когда мы прочли в подписанном экспертом документе, что внешний осмотр тела и вскрытие производились… в присутствии матери умершего и корреспондента газеты!
Кроме того, эксперт утверждает, что у покойного врожденный однопочечный дефект – он определил это по якобы отсутствию соответствующих вен и артерий с левой стороны (куда они делись – непонятно, так как результаты УЗИ, сделанные за месяц до смерти, показывали их наличие).
Эксперт направил образцы крови и тканей на гистологическую экспертизу в Херсонскую судмедэкспертизу, а там… сделали анализ на содержание в крови умершего этилового спирта. Интересно, зачем? Неужели эксперты-гистологи думают, что человек, две недели лежавший в коме, вдруг пришел в себя, вынул интубатор, пошел погулять, “хряпнул” сто грамм, затем вернулся в реанимацию и снова впал в кому? А ведь гистологов просили исследовать, был ли у Димы туберкулез, или он болел пневмонией, о чем долго гадали “тропинковские” врачи. Но ответа на этот вопрос в акте как раз и нет.
Устав от фальсификаций и лжи, Ольга Ивановна намерена обратиться в суд и международные инстанции. Ради памяти сына. И ради того, чтобы остановить “систематическое самокалечение” в Херсонской областной психиатрической больнице.


Всі статті >>>