Публікації
 

О большой и очень светлой производственной любви

Александр Бурмагин

Минувшей зимой судья Хозяйственного суда Херсонской области Татьяна Пинтелина стала знаменитостью: в светлый праздник Рождества сотни рабочих ХБК стояли под ее окнами с плакатами: “Судья Пинтелина! В твоем рождественском пироге – наша зарплата!”. Мороз был под -25, некоторые рабочие стояли в комнатных тапочках, обутых на три носка и обмотанных полиэтиленовыми пакетами…

Потом, спустя полгода, столичные люди в мантиях (Высший хозяйственный суд) вернули комбинату забранные по решению Херсонского хозяйственного суда активы (в 3,2 млн. долга ХБК перед инвестором, который и подал иск, “добрая” судья Наталья Задорожняя впихнула зданий, станков, земли эдак миллионов на 20). Хозяйственный суд г. Киева признал незаконным дополнительное к договору купли-продажи акций ХБК соглашение между Фондом госимущества и “инвестором” ХБК – ЗАО “Волынский шелковый комбинат” (соглашение фактически – об уменьшении обязательств “инвестора”). А буквально перед этими решениями апелляционный хозсуд в Запорожье признал незаконной сделку по навешиванию тем же “инвестором” на ХБК 120-миллионного долга. И отменил странное мировое соглашение в деле о банкротстве ХБК, заключенное между кредитором-инвестором – ВШК и ХБК (контрольный пакет акций которого находится у инвестора – получается, “сам с собой помирился”). Напомним: это решение суда в лице Татьяны Пинтелиной позволило оставить “за бортом” всех остальных кредиторов (в том числе налоговую, пенсионный фонд, предприятия, банки) и отдать комбинат в полное единоличное владение “инвестора”. Хотя в результате двухлетнего властвования ВШК долги по зарплате на ХБК выросли с 1 млн 239 тыс (по состоянию на 04.06.04 г.) до 2 млн 816 тысяч на 01.07.06 г., и это стало неприлично заметно даже для прокуроров (“мы возбудили уголовное дело, оно расследуется”), облгосадминистрации и даже ФГИ, пытавшегося в начале года за спиной рабочих заключить дополнительное соглашение и позволить ВШК похозяйничать еще “чуть-чуть”.
В это же время арбитражного управляющего на ХБК Алексея Соляника, позиция которого как-то уж очень быстро поменялась с “остановить грабеж комбината” на “пусть делают, что хотят”, лишили лицензии. Вот тогда и забрезжила надежда, что Херсонский хозяйственный суд, наконец-то, хоть и с задержкой в полтора года, но утвердит комитет кредиторов, и он возьмет ответственность за судьбу предприятия на себя.
Но не успела “Вгору” месяц назад порадоваться этим спасительным решениям нездешних судов (статья “У работников ХБК снова появилась надежда”), как очередной сюрприз преподнесли ... херсонские судьи. Татьяна Пинтелина, Светлана Ребристая и Любовь Немченко 18 июля “чисто по-херсонски” решали, кому передать разрешительно-запретительные полномочия по важным для жизни комбината вопросам. Решали практически тайно, без уведомления кредиторов и прокурора Херсонской области.
Почему тайно? Дело в том, что один из кредиторов еще в ноябре 2005 года подал в суд ходатайство о назначении распорядителем имущества высококлассного финансового менеджера Игоря Коваленко. Ходатайство не рассмотрели, так как судья Пинтелина приняла решение о заключении мирового соглашения (“инвестор” сам с собою) и приостановила производство по делу. Мировое соглашение впоследствии апелляционный суд отменил, а кандидатуру Игоря Коваленко утвердил и рекомендовал Госдепартамент по вопросам банкротства (о нем ходатайствовал перед департаментом глава облгосадминистрации Борис Силенков).
И вот на подпольном заседании Татьяна Пинтелина, Светлана Ребристая и Любовь Немченко утвердили вовсе не их кандидатуру. Судьи, похоже, не смогли справиться со своей необъяснимой любовью к “инвестору” ХБК – ЗАО “Волынский шелковый комбинат” – и назначил распорядителем имущества ХБК предложенную им кандидатуру. При этом судьи сослались на право “инициирующего кредитора” подавать кандидатуры распорядителей, хотя закон о банкротстве не разделяет “инициирующих” и “не инициирующих”, там просто указано “кредиторы имеют право”. Почему судьи не вызвали для участия в решении этого вопроса остальных кредиторов и прокурора (закон прямо их не обязывает, но и не запрещает)? Почему суд не рассмотрел ноябрьское ходатайство другого кредитора о назначении распорядителем Игоря Коваленко? Почему ВШК (у которого сумма требований к ХБК составляет всего 3,2 миллиона грн. и который сам должен ХБК 120 миллионов) получил преимущество перед другими кредиторами, суммы требований которых составляют от 5 до 30 миллионов! (Представьте: приходит к Вам сосед, который должен Вам 100 гривень, и говорит: “Отдавай мне трояк, который я тебе вчера одолжил, или я заберу твое имущество!”).
Ничем, кроме пламенной любви всех трех судей к ВШК, это объяснить невозможно. Но тут снова возникает вопрос: как же это они все разом полюбили столь нерадивого “инвестора”, не сделавшего за полтора года ничего эффективного для восстановления текстильного предприятия, а прославившегося только невероятной лживостью да скандалами, связанными с задолженностями по зарплате, демонтажем и продажей за копейки оборудования...
А чем еще, кроме любви, можно объяснить формулировку из итоговой – резолютивной части решения суда: “Данное определение…отослать в территориальный орган по вопросам банкротства (г. Херсон) и в Государственный Департамент по вопросам банкротства для согласования кандидатуры распорядителя имущества должника…”. То есть: хотите, согласовывайте, хотите, нет, мы все равно уже все решили...
Да и систематические отмены вышестоящими судами вердиктов судей херсонского хозсуда по делам, связанным с ХБК, наводят на мысль о том, что у “наших” или квалификация на обе ноги “хромает”, или коллективное затмение сознания от избытка чувств.
Впрочем, есть и третья версия. Глава областного совета Владимир Демехин как-то обмолвился на пресс-конференции, что будет самолично влиять на суды, только чтобы на ХБК “наступило счастье”. Так может, это под его влиянием их чести Татьяна Пинтелина, Светлана Ребристая и Любовь Немченко принимают такие решения?
Скорее всего, это “секретное” назначение распорядителя имущества ХБК будет обжаловано и, как предыдущие решения по “делам ХБК”, отменено апелляционным хозсудом. Но когда еще это случится! За это время не один станок можно успеть вывезти с ХБК. Да и другое имущество можно успеть распродать…
P.S. Глава Фонда госимущества товарищ Валентина Семенюк, которая еще недавно сама исподтишка заключала мировые соглашения с представителем ЗАО “ВШК” Александром Кропивой, которая не слышала призывов рабочих вернуть ХБК в собственность государства, теперь мечет “громы и молнии” и грозится забрать акции у инвестора. Но ходят упорные слухи, будто бы все это – шумовые эффекты для отвлечения внимания, а на самом деле в недрах ФГИ придумывается схема, которая позволила бы вернуть “инвестору” 18 миллионов гривень, уплаченных им за акции. И что будто бы забрать у “инвестора” ХБК планируют не раньше, чем тот распродаст все имущество дотла и прикарманит дивиденды, а Херсону оставит руины. Врут, наверное. Ведь если предприятие забирают в госсобственность за невыполнение инвестобязательств, то нерадивому “инвестору” ничего возвращать не должны. Так говорит Закон. Хотя…


Всі статті >>>