Публікації
 

В этой стране – плохо, здесь надо все менять!

Ирина Ухварина

К голодающим сотрудникам трудового коллектива кинотеатра “Украина” подошел человек, плохо, но говорящий на русском языке. Он сказал, что сам раньше был офицером полиции в Англии. И когда его люди шли патрулировать улицу, каждый день им напоминал: там, на улице, люди, которые дают тебе и твоим семьям возможность есть, и их надо оберегать и защищать. И что тут, в Украине, очень плохо, неправильно...

А ведь в одном он точно прав, этот иностранец, этот случайный гость Украины и Херсона. Ведь именно за наши деньги, за те налоги, которые мы исправно платим, и исправно платили работники кинотеатра “Украина”, и существует милиция. И из этих денег они закупают наручники, дубинки, оружие и, худо-бедно, но получают зарплату. Да, если что-то с нами, не дай Бог, происходит криминальное, мы бросаемся к ним с надеждой на помощь: они защитят, они найдут преступника. Но защитят ли?
Уже подан один иск в суд на то, что государственная служба охраны (ГСО – тоже подразделение МВД) нарушает Закон, игнорируя решение суда, – не пускает трудовой коллектив на работу в кинотеатр. Доведенные до отчаяния, три работницы кинотеатра объявили голодовку. Они с повязками на головах больше недели сидели на ступеньках кинотеатра, а это – прямо напротив облсовета. И никто, кроме милиции, на площади не появлялся: ни депутаты, ни врачи, ни представители того же “Киновидеопроката”, которому “Украину” обещают передать. И даже после урагана никто, кроме друзей и единомышленников, не поинтересовался, как чувствуют себя голодные люди, пережившие бурю.
А 27 марта, во второй половине дня, сотрудники кинотеатра зашли в свое здание. Но – не надолго. Их, в том числе и двух беременных женщин, и телевизионного оператора, – просто “вышвырнули, как котят”. Ирина Рябошапко, бухгалтер и одна из голодавших женщин, пытаясь застегнуть пальто там, где “Беркут” оторвал пуговицы, и не в силах сдержать слезы, рассказывала: “Вначале, когда мы объявили голодовку, вокруг площади было очень много милицейских машин и милиционеров. Постепенно их становилось меньше. Сначала уехала машина с “Беркутом”, потом – и второй автомобиль. Остались только несколько сотрудников милиции в форме и в гражданской одежде. А сегодня в обед не стало вообще никого. У нас есть ключи от запасного входа в кинотеатр. Чтобы против нас не возбудили уголовного дела, как в первый раз, когда 7 декабря было разбито окно, мы пригласили журналистов, сами снимали на мобильные телефоны, – чтобы потом подтвердить: ничего не ломали и не били. Когда вошли вовнутрь, увидели, что сотрудники ГСО играли в карты. Оружие, газовые баллоны со слезоточивым газом, бронежилеты лежали отдельно.
И первая их реакция: “Оружие не трогать”! – Да нам и не нужны их оружие и наручники, нам ничего чужого не надо! Когда зашли в кабинет – сейф взломан, компьютеры и телефоны не работают. Мы даже не успели проверить, что из документации уже уничтожено, что осталось в сохранности. По вызову ГСО приехал “Беркут” и нас просто вытолкали, вышвырнули из кинотеатра”…
Ирина Николаевна первая согласилась прекратить голодовку, после того, как ее сынишка из-за страха потерять маму, у нее на руках потерял сознание. Она говорит, что те, кто так нагло нарушает Закон – не достоин горя и боли, которые терпят дети. А слезы – не от бессилия, скорее – от отвращения и разочарования в Справедливости. Но уезжать из страны, как советовал гость из Англии, бросать Родину – никто из этих мужественных людей не собирается, как и складывать руки от бессилия.
А ведь и сегодня, пока в судах рассматривается вопрос о праве притязания на имущественный комплекс кинотеатра “Украина”, никто не имеет права мешать трудовому коллективу работать!


Всі статті >>>