Публікації
 

Монстр вне закона

Олег Мартыненко, пенсионер МВД Украины (майор милиции)

Начиная с февраля 2004 года и поныне я пытаюсь добиться принятия хоть одного законного решения от органов прокуратуры различных уровней. При этом я не говорю о принятии решений в мою пользу. Речь идет о любом решении, соответствующем Конституции Украины, а именно – признании верховенства права.

Будучи действующим сотрудником милиции, а позже выйдя на пенсию, я написал не один десяток жалоб на имя Генерального прокурора Украины. За это время их было трое. По нынешний день все ответы в мой адрес я получаю под одним исходящим номером – “06/2-5585-04”. Иногда меняется “серия” с 06/2 на 06/3. Все “отписки”, в том числе и в этом году, я получаю за исходящим 2004 года! Это можно определить из двух последних цифр номера – “04”. И не имеет значения, о чем я сообщаю в жалобах: будь то убийства, вымогательства или другие тяжкие преступления. С уверенностью можно говорить, что мои жалобы “складируют” в одну папку с номером “06/2-5585-04” и без каких-либо проверок отправляют в мой адрес очередную “отписку”.
Для тех, кто не знает, объясню: любое сообщение о преступлении должно рассматриваться в соответствии со статьей 97 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Украины – должна проводиться проверка и приниматься решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. В противном случае такое сообщение (заявление) должно быть направлено по территориальности или подследственности в тот правоохранительный орган, который уполномочен принять соответствующее решение. Однако органам прокуратуры, получается, наплевать на указанную выше статью УПК. О чем у меня имеются письменные доказательства.
В то же время рядовой дознаватель органов внутренних дел (милиции), нарушивший данную статью, по инициативе прокурора может получить, как минимум, строгое взыскание и лишиться более половины своей зарплаты.
Иногда прокурорам приходится возбуждать уголовные дела по действиям лиц, которых, на их “прокурорский взгляд”, нежелательно направлять на скамью подсудимых. Тогда они вводят в действие принцип “невидимки” – это когда есть все доказательства в отношении определенного человека, но дело возбуждается в отношении “неустановленного лица”. И это тоже нарушение УПК Украины, только части 2 статьи 98! В таком случае уголовное дело приостанавливается на неопределенный срок – до установления и задержания такого лица. Кто это “лицо” задержит, если прокуратура его не назвала? И даже когда “уважаемого человека” приходится официально объявлять в розыск, это не значит, что его будут искать. Он может быть у всех на виду, но его никто “не замечает”, даже милиция. Потому что прокуратура не давала в отношении него команду “фас”. Такими методами прокуратура “хоронит” уголовные дела. А на возмущение общественности всегда есть дежурный ответ: “Дело возбуждено, идет следствие”. Идет время, потерпевшие и общественность успокаиваются, уголовное дело “закрывается”.
Если вникнуть в смысл этого, то станет понятно, что тот орган, который надзирает за соблюдением законности, сам ее больше всего и нарушает. Так кто у нас борется с коррупцией?! Неужели прокуроры, имеющие трехэтажные виллы и дорогие иномарки стоимостью, гораздо превышающей их официальную зарплату, будут с ней бороться?
Автор этих строк написал три заявления на имя Генерального прокурора Украины, в которых сообщал о совершении преступных деяний со стороны трех сотрудников Херсонской облпрокуратуры, в том числе и одного из замов областного прокурора: они, злоупотребляя служебным положением в интересах членов организованной преступной группы, прекратили уголовное дело № 160494-04, возбужденное начальником следственного отделения Каховского РОУМВД подполковником милиции И.Н.Корецким. При этом сослались на несуществующие факты, которые впоследствии были опровергнуты решениями двух судов.
Генпрокурор так и не провел проверку, предусмотренную законом. На мое последнее заявление, написанное в ноябре прошлого года, мне даже не ответили и решения, предусмотренного законом, не приняли.
Подобное заявление на имя Генпрокурора я написал и по факту незаконного возбуждения двух уголовных дел № 500105-04 и № 500106-04 должностными лицами Херсонской облпрокуратуры, фактически – в отношении меня, без единого признака преступления в моих действиях. Замечу, что это произошло в начале октября 2004 г. По сегодняшний день мне так и не назвали факты, на основании которых были возбуждены эти уголовные дела. И никто не собирается привлекать к уголовной ответственности сотрудников облпрокуратуры, злоупотребивших и превысивших свои служебные полномочия. Решения, предусмотренного законом, Генпрокуратура также не приняла.
В конце сентября 2004 г. первый зам. прокурора Херсонщины возбудил уголовное дело №500101-04, а позже другие должностные лица предъявили обвинение директору одного из ООО Херсона гр-ну С. Позже данное уголовное дело было прекращено за отсутствием в действиях данного лица состава преступления. За привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности якобы за совершение тяжкого преступления Генпрокурор или его замы должны были привлечь самих должностных лиц облпрокуратуры к уголовной ответственности. Но этого не случилось, своих – нельзя? Гр-н С. написал заявление на имя Генпрокурора. Ответ получил “всего” через 4 месяца! Вместо 10 дней, отведенных законом. И ответ был дан с нарушением закона об обращении граждан. А также уголовно-процессуального законодательства. Т.е. сотрудники Генпрокуратуры, защищая своих коллег, злоупотребили служебным положением в интересах третьих лиц? Для простого смертного – это срок от 5-ти до 12-ти лет лишения свободы! А для “надзирающих за законом” – это даже не дисциплинарное нарушение?
Кто привлечет к уголовной ответственности этих лиц?! Кроме их самих – никто.
Такая же “реакция” со стороны Генеральной прокуратуры на сообщение о преступном формировании, членом которого является сотрудник судебной системы Херсонской области.
Пиком пренебрежения к верховенству права может служить письмо зам. начальника одного из управлений Генеральной прокуратуры Украины С. Гулицкого – в ответ на сообщение о тяжких преступлениях он указал: “Это не касается ваших личных интересов”(?!). А теперь вдумайтесь, кто по логике С.Гулицкого должен сообщать об убийстве – труп? А если потерпевший не имеет возможности или боится сообщить о преступлении, совершенном в отношении него, – значит, преступления не было вообще?!
Я попробовал жаловаться на действия Генерального прокурора и его подчиненных Президенту Украины. В Секретариате Президента, очевидно, никто не пожелал “заедаться” с этими органами, и, в нарушение закона об обращении граждан, мои жалобы направили лицу, действия которого я обжаловал – Генпрокурору.
Возникает законный вопрос: на чье имя жаловаться о преступных деяниях, совершенных прокурорами? В суд? Но он своим решением может только признать неправомерность действий, а привлечь их к уголовной ответственности – бессилен. И никто не имеет права их контролировать и проверять законность их действий.
Сейчас все говорят о реформе судебной системы, а о прокуратуре, что, – боятся? Не пора ли, наконец, увидеть настоящего монстра?


Всі статті >>>