Публікації
 

Страсти вокруг ХБК

Николай Гринишак

В статье “Загадка ртутной капельки в ткацком цехе ХБК” мы рассказывали, как рабочие ХБК обнаружили в цехе ртуть... Площадь разлитой ртути – 2 см2. В среду глава правления ОАО ХБК Анатолий Гамбарян рассказал, что ртуть выявили еще в пятницу, но ему об этом сообщили лишь в понедельник. Рабочих распустили по домам до 25 июня.

После этого случая профсоюза ХБК возникло много вопросов. И председатель профкома комбината Любовь Фальченко написала письма в прокуратуру, МЧС, санстанцию и в Фонда госимущества Валентине Семенюк , в которых изложила свои сомнения по поводу официальной версии случившегося: “...просим обратить внимание на некоторые моменты происшествия, которые можно счесть странными”. “…ртуть в мизерном количестве площадью 2 кв. см находилась в ткацком цехе, площадью более 10 000 кв.м всего лишь около часа и не могла нанести вред в тех масштабах, о которых сообщалось”.
Скорее всего, автор обращения имеет в виду, что не могла капля ртути дать испарение, в 100 раз превышающее допустимые нормы, и загрязнить готовую махру на сумму 3,5 млн. гривень.
Также Любовь Фальченко интересуется: если руководство ХБК узнало о разливе ртути в понедельник, почему распустило рабочих только в среду?
Любовь Семеновна приводит довольно интересные расчеты: “Почему в производственном помещении оказалось махровой продукции на 3,5 млн. грн.; искони на ХБК согласно технологии готовая продукция хранится на складах готовой продукции? После завершения ткачества – производят “обрыв махры” – со станков снимаются ролики с рулонами махры длиной ок. 20 м., затем транспортируют в приемно-контрольный участок, где производится: разбраковка, разрезка полотен на изделия, маркировка, упаковка. Далее продукция отправляется на склады готовой продукции или сразу отгружается потребителям. Откуда на ХБК такие остатки испорченных изделий? ХБК простаивал с конца 2005 года, запуск цеха произошел с 15 мая 2007 с задекларированной руководством переработкой 5 тонн в день (5х30 дней = 150 тонн в месяц).
Задекларированные объемы фактически не выполнены, поскольку хлопок закончился 2 недели назад, процесс прядения остановился за 2 недели до события. Упомянутые А. Гамбаряном и новостным агентством объемы вероятного списания 4 млн. – это результат переработки около 300 тонн пряжи, т.е. работы 1500 станков; фактически их работало с загрузкой до 50%– несколько десятков. Поэтому такие фактические остатки махры – нереальны.
Почему с людьми ничего не произошло, а с полотенцами – проблемы? И они интересуют руководителя больше, нежели люди?...”.
Также Любовь Семеновна обращает внимание на то, что: “…Поднятая в центральных СМИ компания похожа на истерию и умышленное нагнетание психоза; она носит признаки организованной акции: сообщают о пятне ртути – 5 м…”
Председатель профсоюзного комитета ХБК также пишет, что комбинат продолжают уничтожать, вывозят метал и станки.
“В связи с вышеизложенным, просим принять зависящие от Вас меры, предусмотренные действующим законодательством, направленные на то, чтобы расследовать происшествие и спасти комбинат”, – так заканчивается текст обращения во все ответственные за соблюдение законности на комбинате инстанции. Только вот ответят ли инстанции и Валентина Семенюк на призыв рабочих?


Всі статті >>>